Небеса игра советы

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Читаем познавательно интересные статьи онлайн


небеса советы игра

2017-10-22 04:46 Издавна алкоголь считался неотъемлемой частью жизни для большинства людей С тех пор мало Герман Гессе Игра в бисер Оригинал этого файла




Как бы рассказали "Красную шапочку"... Эдгар По На опушке старого, мрачного, обвитого в таинственно-жесткую вуаль леса, над которым носились темные облака зловещих испарений и будто слышался фатальный звук оков, в мистическом ужасе жила Красная Шапочка. Эрнст Хемингуэй Мать вошла, она поставила на стол кошелку. В кошелке было молоко, белый хлеб и яйца. - Вот, - сказала мать. - Что? - спросила ее Красная Шапочка. - Вот это, - сказала мать, - отнесешь своей бабушке. - Ладно, - сказала Красная Шапочка. - И смотри в оба, - сказала мать, - Волк. - Да. Мать смотрела, как ее дочь, которую все называли Красной Шапочкой, потому что она всегда ходила в красной шапочке, вышла и, глядя на свою уходящую дочь, мать подумала, что очень опасно пускать ее одну в лес; и, кроме того, она подумала, что волк снова стал там появляться; и, подумав это, она почувствовала, что начинает тревожиться. Ги де Мопассап Волк ее встретил. Он осмотрел ее тем особенным взглядом, который опытный парижский развратник бросает на провинциальную кокетку, которая все еще старается выдать себя за невинную. Но он верит в ее невинность не более ее самой и будто видит уже, как она раздевается, как ее юбки падают одна за другой и она остается только в рубахе, под которой очерчиваются сладостные формы ее тела. Виктор Гюго Красная Шапочка задрожала. Она была одна. Она была одна, как иголка в пустыне, как песчинка среди звезд, как гладиатор среди ядовитых змей, как сомнабула в печке... Джек Лондон Но она была достойной дочерью своей расы; в ее жилах текла сильная кровь белых покорителей Севера. Поэтому, и не моргнув глазом, она бросилась на волка, нанесла ему сокрушительный удар и сразу же подкрепила его одним классическим апперкотом. Волк в страхе побежал. Она смотрела ему вслед, улыбаясь своей очаровательной женской улыбкой. Ярослав Гашек - Эх, и что же я наделал? - бормотал Волк. - Одним словом обделался. Оноре де Бальзак Волк достиг домика бабушки и постучал в дверь. Эта дверь была сделана в середине 17 века неизвестным мастером. Он вырезал ее из модного в то время канадского дуба, придал ей классическую форму и повесил ее на железные петли, которые в свое время, может быть, и были хороши, но ужасно сейчас скрипели. На двери не было никаких орнаментов и узоров, только в правом нижнем углу виднелась одна царапина, о которой говорили, что ее сделал собственной шпорой Селестен де Шавард - фаворит Марии Антуанетты и двоюродный брат по материнской линии бабушкиного дедушки Красной Шапочки. В остальном же дверь была обыкновенной, и поэтому не следует останавливаться на ней более подробно. Оскар Уайльд Волк. Извините, вы не знаете моего имени, но... Бабушка. О, не имеет значения. В современном обществе добрым именем пользуется тот, кто его не имеет. Чем могу служить? Волк. Видите ли... Очень сожалею, но я пришел, чтобы вас съесть. Бабушка. Как это мило. Вы очень остроумный джентльмен. Волк. Но я говорю серьезно. Бабушка. И это придает особый блеск вашему остроумию. Волк. Я рад, что вы не относитесь серьезно к факту, который я только что вам сообщил. Бабушка. Нынче относиться серьезно к серьезным вещам - это проявление дурного вкуса. Волк. А к чему мы должны относиться серьезно? Бабушка. Разумеется к глупостям. Но вы невыносимы. Волк. Когда же Волк бывает несносным? Бабушка. Когда надоедает вопросами. Волк. А женщина? Бабушка. Когда никто не может поставить ее на место. Волк. Вы очень строги к себе. Бабушка. Рассчитываю на вашу скромность. Волк. Можете верить. Я не скажу никому ни слова (съедает ее). Бабушка. (из брюха Волка). Жалко, что вы поспешили. Я только что собиралась рассказать вам одну поучительную историю. Эрих Мария Ремарк. Иди ко мне, - сказал Волк. Красная Шапочка налила две рюмки коньяку и села к нему на кровать. Они вдыхали знакомый аромат коньяка. В этом коньяке была тоска и усталость - тоска и усталость гаснущих сумерек. Коньяк был самой жизнью. - Конечно, - сказала она. - Нам не на что надеяться. У меня нет будущего. Волк молчал. Он был с ней согласен. sultan


Если хочешь играть на скрипке, научись дергать струны






Отрывок из поэмы "Гонореада" ИСТОРИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС Сядьте дети в круг скорее- Речь пойдет о гонорее. Отчего бывает вдруг Этот горестный недуг? Эта маленькая хворь, Популярная как корь, С древних лет известна людям И,скрывать от вас не будем, Даже в римском Колизее Знали люди гонорею. Египтянин в дельте Нила Тоже выглядел уныло, Коль в тени от пирамид Чуял острый уретрит. Скифы и македоняне Ей сполна платили дани. Знала даже Иудея, Что такое гонорея. Год за годом, век за веком- Древний грек стал новым греком. Эра новая, но вот- Гонорея не сдает. Несмотря на все дела Эта хворь пережила И эпоху ренессанса, И старинного романса, И суворовских побед, И истории планет, И Туссо,и Ламантина И Дюма, и его сына И отнюдь не став слабей ВОЗБУДИТЕЛЬ Открыт в девятнадцатом веке, Названье ему - гонококк. Открыт он был Нейссером неким, Удачливо взявшим мазок. Все понял товарищ ученый- Зачем, отчего, почему- За то от больных миллионов Большое спасибо ему. Немало ошибочных мнений Пошло от ученых господ, Но Нейссер Альберт - этот гений Прославил немецкий народ! Лишь он потрудившись немало Отверг многолетнюю ложь. И вся профессура сказала: "Вот эта, ты Алик, даешь!" ПУТИ ПЕРЕДАЧИ Что ж это за болезнь такая?! Из-за каких-таких причин Она у женщин возникает, Она бывает у мужчин? А суть в единственной причине- С начала, испокон веков Тянуло женщину к мужчине, Тянуло к бабам мужиков... На этом заканчивается доступная мне часть "Гонореады". Еще должны быть главы ВВЕДЕНИЕ, КЛИНИКА, ПАТОГЕНЕЗ, ЛЕЧЕНИЕ, ПРОФИЛАКТИКА. Если у кого есть полный текст бессмертной поэмы, пришлите, пожалуйста, на www.anekdot.ru


У Юлия Райзмана как-то не заладились дела — очередной фильм провалился, начались семейные неурядицы, короче, режиссер попал в полосу неудач. В это время он встретился с И. Пырьевым, и они пошли по скверику неподалеку от «Мосфильма». Райзман долго жаловался на свои неприятности. Пырьев слушал-слушал, а потом начал утешать. «Вот, — сказал он, — ты удручен сложившейся ситуацией, а между тем все это не так страшно. Все-таки ты известный режиссер, ты находишься в зените творческих возможностей, народ тебя любит, ценит и знает... И, между прочим, я не сомневаюсь, что тебе со временем даже и памятник поставят. Почему бы нет? Ведь народ тебя действительно ценит и любит. Представь себе, лет эдак через пятьдесят стоит твой памятник вот в этом самом скверике, а люди ходят, смотрят на тебя, любуются, спрашивают: „Кто это?"»